• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: серебряная пыль (список заголовков)
11:12 

Добрых снов

С каплей Солнца в глазах.

192d330f29d55c36265f087501f267b4.jpg

В Новогоднюю ночь, когда на елях мягко мерцают гирлянды, а разноцветные стеклянные шарики ловят глянцевой поверхностью всполохи далёких фейерверков, чьи пёстрые вспышки нет-нет, да и раскрасят с глухим буханьем ночное небо; когда под колючими зелёными ветвями появляются подарки и открытки, и волшебство наполняет комнаты теплом и надеждами, появляются те, кто приносит сказочные сны. Бесшумно они выскальзывают из внезапно появившегося в воздухе снопа золотистых искр, украдкой, поглядывая по сторонам - вдруг, кто заметит? - походят к спящим и осторожно открывают дорожную сумку. Золотой свет, мягкий и приятный, вырвавшись из сумки, заливает комнату. Невидимый гость опускает руку в сумку, некоторое время роется в ней, нащупывая подходящие сказки, а затем вынимает несколько теплящихся звёзд. Он раскладывает их по подушке, чтобы звёзды нашёптывли спящему сны, тихонько закрывает сумку, и, улыбнувшись, делает шаг назад, чтобы вновь раствориться в снопе искр.

Цветные карандаши

@темы: Созвездия, Тёплые лучи, Серебряная Пыль

15:10 

Шёпоты

С каплей Солнца в глазах.

Странно, когда внутри нарастают одновременно тревога и покой. В душе словно двухцветное море, чьи воды, не смешиваясь, движутся и перетекают, и берег охлёстывает то одной, то другой волной, и каждая из них старается переклонить чашу весов в свою сторону. Временное ли это волнение, или просто что-то прорастает внутри... Надеюсь.
Пусть прорастает свет. Во всех нас.

@темы: Серебряная Пыль, Нашёптывания, Солнечный ветер

14:35 

Уносящий во сны

С каплей Солнца в глазах.

0f35ae87295f12f9e502c50990005e33.jpg

Уносящий во сны

Стоит только последнему лучу Солнца скрыться за далёкими сопками, стоит небу разлиться чернилами над Землёй, а звёздам всплыть из тёмно-синих пучин, стоит только уставшим за день существам склонить головы и утонуть в уюте мягких подушек, как в дома и квартиры, в комнаты и коморки проникают снотворцы. Сквозь незаметные щели дверей и окон, сквозь прорехи в крышах и печные трубы они втекают внутрь струйкой волшебства, пробираются меж вещей, пылинок и тканей и невесомыми гостями опускаются около спящих.
Несколько мгновений гость наблюдает за своим подопечным, а затем, решив, какую сказку рассказать ему сегодня, достаёт из волшебного мешочка щепотку историй и, рассыпая их серебряной пылью у изголовья, уносит спящего в чудесные сны…

Бумага для пастели, цветные карандаши, сердце.

~бу-бу-бу

@темы: Созвездия, Серебряная Пыль

03:12 

forever

С каплей Солнца в глазах.
URL
12:56 

Вокруг и внутри

С каплей Солнца в глазах.

изображение

Сегодня прошёл снег. Он шёл и позавчера, и земля укрылась обновлённым белым одеялом, мягким и пушистым. Небо, «освещаемое» вечером и ночью падающими снежинками, вновь черно и непроглядно, будто чашка, заполненная чуть прозрачными чернилами, на дне которой поблёскивают серебряные блёстки… За окном в потоках ветра мигают и мерцают фонари, окна домов, огни кораблей и лампы буев, размечающих чернильное море, невидимое в темноте. И через воду, за дальними сопками, у «ворот» Авачинской губы оборачивается маяк, осматривая мир светоносными глазами.
Я люблю наши ветра, люблю, когда они врезаются мне в лицо, в грудь, будто пробираясь в самую душу и выдувая из неё боль и грусть. Люблю, когда ветер воет среди домов, когда деревья на сопке неистово шумят в его порывах, столь громко, что шум докатывается до меня, стоящей внизу у подножия. Есть что-то в этом ветре, что-то живое, холодное, резкое и одновременно мягкое и очищающее… и если на душе плохо, то дикий ветер − самое подходящее лекарство, которое, если не вылечит, то хотя бы споёт вместе с тобой и унесёт твои мысли на своей песне в одному ему подвластную даль… А каковы его тихие, прозрачно-серые песни!..
Я люблю зимнее море. Безмолвное, бездвижное, закованное в броню изо льда и снега. Корабли рисуют на его панцире линии, блестящие живой водой, но оно спит, бесконечно-белое в своих серебряных доспехах, украшенных стальными узорами. Иногда лёд тает или его разгоняет ветер, и в бурный пасмурный день морская волна наливается свинцовым цветом. Жидким металлом море бурлит, вздымается, где-то более зелёное, где-то более сизое, и в его цвете и волнах ощущаются свобода и беспокойство, сила и движение, жизнь и что-то ещё, неуловимое, приковывающее взгляд и зовущее сердце к себе… Ни одно море не сравнится для меня с этим, свинцово-сизым, и каждый раз, когда оно приковывает к себе мой взгляд, мне хочется дышать им, идти к нему и чувствовать его в самой своей груди…
Я люблю снег, будь то пурга, колючая снежная вьюга или непроглядный буран… Но самым бесконечно близким мне был и остаётся безветренный, густой снегопад. Со снежными хлопьями, крупными и мягкими, медленно и безмятежно опускающимися на землю. Такой снег всегда тёплый. Такой снег всегда ласковый и нежный. Он подобен волшебному белому лесу, где ты – гость, которому добрый зимний дух позволил гулять в своих владениях, бродить, теряться, внимая чуду, заполняясь им до краёв, пропитываясь ощущением волшебства. Снегопад ласковыми, мягкими ладонями гладит тебя по щекам, прикасается к рукам, а ты ловишь глазами его искрящийся отовсюду взгляд и, переполняясь счастьем, поднимаешь лицо вверх, подставляя его пушистому снежному потоку, возникающему из тёмного сита небес… И всюду вокруг стоит невероятная, сокровенная тишина, будто в мире не существует больше ничего − только ты и снежный лес…

изображение

Мне часто бывает тяжело – физически и душевно. Многое, малое и большое, отдаётся в моей душе болью и горечью. И внутри меня самой множество нерешённых проблем, омрачающих день за днём серыми и чёрными мыслями. Злость, грусть, ненависть, направленные вовнутрь изгрызают меня всю мою жизнь, припоминая мне мои неудачи, ошибки и неверные шаги, находя в каждой мелочи повод не терпеть себя. Моё тело во многом уже дефектно, начиная от в целом изначально слабого здоровья, обусловленного определёнными причинами, и заканчивая непроходящей физической усталостью, сковывающей мои действия и мысли. Я устаю от себя и душевно. Словно где-то сломанный робот, который хочет выполнять свою программу, но не может сделать этого в полной мере.
Я очень часто опускаю руки и сдаюсь, охваченная безнадёжностью и неверием в свои силы…
Но время идёт, вновь и вновь я всё же встаю и продолжаю идти. Надежда, вера и желание что-то делать не умирают до конца. И ещё я помню. Помню, что когда-то я действительно упала. Рухнула. И уже не верила, что встану и пойду. Не верила, что есть куда и зачем идти... Люди никогда не верили в меня. Всегда мне говорили, что я слаба. Раз за разом я слышала это. В школе надо мной издевались, потому что я слаба. Дома никто не верил, что я могу что-то, потому что я слаба...
Но тогда, в момент, когда у меня уже не было желания что-то пытаться делать, когда не было веры, рядом оказался близкий мне человек. И вместо того, чтобы обвинить меня в моей слабости, улыбнулся и подал мне руку. Дал мне надежду, помог вновь поверить в то, что я могу быть. И я встала, я сделала это. Я смогла подняться и стать лучше и сильнее, благодаря тому, что в меня поверили.
С тех пор прошло много времени. Но благодарность продолжает жить во мне. И будет жить до конца. Думаю, именно память о том не даёт мне теперь полностью опустить руки, и возникающая безысходность раз за разом растворяется в новом подъёме.
Я хочу идти вперёд. Хотя бы в память о той помощи, в благодарность той доброте, ради того, чтобы то усилие и подаренное мне сокровище не были напрасными.

Время идёт. Но мир вокруг мало меняется. Как и прежде, люди говорят мне, что я слаба. Один за другим, они повторяют эту фразу, каждый на свой лад. Признаться, мне по-прежнему больно, когда я слышу подобное. Наверное, это также в чём-то оскорбляет меня, будто все мои старания и шаги приравняли к нулю.
Но пусть говорят, что думается…

Ведь я верю, помню, стараюсь и иду.

@музыка: Yiruma ~ Septemberise

@темы: Солнечный ветер, Серебряная Пыль, Пятна на Солнце, Протуберанцы, Нашёптывания

17:31 

Ночь Лунного Ворона

С каплей Солнца в глазах.

Ночь Лунного Ворона

be7806fd44ec9fb647e6641a0faf39b4.jpg

Когда начинается звездопад, и одна за другой звёзды сыплются с небес космическим фейерверком, ты, наверняка, закрываешь глаза и загадываешь своё заветное желание. Искреннее, из самого сердца оно вырывается в мир навстречу волшебной искре, в надежде, что та, осыпав его серебряной пылью, поможет ему осуществиться… Но не только мы, люди, загадываем желания и прошёптываем драгоценные мечты звёздным ночам. Говорят, что в волшебную Ночь, когда белопёрый Лунный Ворон опускается к земле с небесной жемчужины, птицы собираются вместе посмотреть на его дивный полёт и загадать заветное желание искрам, рассыпающимся с его маховых перьев. Птицы садятся на ветви цветущих деревьев и, затаив дыхание, всматриваются в небо, ожидая прилёта сказки. И вот серебряной кометой Лунный Ворон рассекает ночную тьму. За ним стелется шлейф белого сияния, с его крыл опадают ослепительно-белые искры, его полёт наполнен покоем и красотой. Мир внизу замирает в восхищении, и птицы, ожидавшие появления Ворона, тихо-тихо шепчут свои сокровенные мечты, которые обязательно сбудутся, если они светлы и искренни.
А на одной ветви, среди густой листвы, в аромате весенних цветов приютилась небольшая ворониха. Ни слова, ни шёпота не слетает с её клюва, и лишь полные счастья глаза, не мигая, смотрят на белого Ворона. Каждый год она прилетает сюда, чтобы полюбоваться его чудесным полётом, увидеть его белое оперение – такое красивое и сияющее в лунной ночи, – и почувствовать, как воздух наполняется искрами волшебства. Ей не о чем просить пернатого волшебника, ведь свои маленькие земные мечты она может исполнить сама. И ей ничего от него не нужно… разве только, чтобы он вновь и вновь, год за годом возвращался в этот мир, даря ей и всем другим свои добрые, тёплые сказки…

Третья и последняя обещанная валентинка 2014 года.

Цветные карандаши, чернильные карандаши, белый карандаш-маркер, капиллярные ручки, гуашь.

История родилась в последний момент. На самом деле, получилось весьма интересно. Сначала должна была быть нарисована воронья пара – хотела нарисовать чёрного ворона и рыжую ворониху, сидящих вместе на ветвях. Потом как-то внезапно нарисовался Лунный Ворон, и я подумала, что тогда второй ворон, чёрный, будет сидеть внизу в ветвях и загадывать желание. Лишь в конце, когда я докрашивала ветки деревьев, я поняла, что это никакой не ворон, а ворониха, и что я прекрасно знаю, что происходит на этой картинке… А там происходит мечта, прилетающая каждый год, напоенная сказками и чудом. Мечта, которая реальностью парит рядом с тобой…

Пожалуй, этот рисунок вышел у меня самым личным из всех, какие я рисовала c ними. И именно он наиболее полно рассказывает эту маленькую, но самую драгоценную историю.

@темы: Нашёптывания, Серебряная Пыль, Созвездия, Солнечный ветер

09:54 

С каплей Солнца в глазах.

Книга Дружбы

c3bcc622dedde8546dedd886ab46d5a2.jpg

Тёплым летним вечером две совы уютно устроились в дупле старого дерева и раскрыли волшебную книгу – Книгу Дружбы. О чём она? Никто не ответит точно. Кто-то находит в ней невероятные приключения, кто-то окунается в путешествия, кого-то обволакивает спокойное течение незатейливых дней, или затягивают искренние молчаливые прогулки у моря… Каждому книга открывает своё. Кому-то больше, кому-то меньше. Одни, казалось, лишь недавно начали её, но вот уже захлопнули, дочитав до последней точки. Перед другими книга предстаёт бесконечной вереницей страниц. Но какой бы ни была эта книга для тебя, ты всегда сможешь отыскать в ней и тепло, и свет, и радость. И каждая из возможных историй книги определённо стоит того, чтобы её открыть.

Подарок.
Чёрная бумага, чернильные карандаши, белый карандаш-маркер, щепотка воспоминаний.

Рисунок, начатый 31 декабря, над которым я работала в течение каникул. Мне понравилось рисовать на чёрной бумаге новыми карандашами, хотя в некоторых моментах они не очень удобны для этого. Так, например, мне приходится сначала закрашивать картинку белым карандашом и лишь затем добавлять цвета. Без белой подложки их почти не видно. Наверное, стоит просто достать из шкафа пастельные карандаши и перестать мучить предназначенные для другого. ^^'

Цвета на скане не точные. В реальности они более спокойные, а вот оттенки очень близки - их я приноровилась приближать к реальности. Яркость-контрастность и мягкость изображения пока не поддаются мне.

@темы: Солнечный ветер, Созвездия, Серебряная Пыль, Нашёптывания

14:12 

lock Доступ к записи ограничен

С каплей Солнца в глазах.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:23 

Сны о прожекторе, стирающем чувства, побеге на другую планету и спасении великана

С каплей Солнца в глазах.

изображение

Сегодняшней ночью мне не удалось как следует выспаться: что-то разбудило меня, и я долго не могла вновь заснуть. Какое-то время я скоротала за книгой и чашкой чая, погрузившись в интересную историю и надеясь про себя, что чтение в уютном сумраке утомит меня, и я всё-таки вернусь ко сну. Но время шло, глаза совсем устали, а сон всё обходил меня стороной, посетив лишь под утро.
В последние дни сны снятся не такие, как обычно. В них по-прежнему есть место путешествиям, другим планетам, приключениям и волшебству, но они наполнены грустью – остаётся надеяться, что это лишь следствие некоторых волнений, которые со временем пройдут. Сегодняшний сон так же не оставил в душе столь привычного тёплого, уютного чувства… Сначала мне виделось, как я перебралась на первый этаж какого-то здания. Это был чужой дом, не мой, и я была в гостях. Со мной в доме оказался какой-то небольшой зверёк и незнакомый мне человек, игравший во сне роль хорошего друга. Был ночь, и мы втроём сидели во мраке, не включая свет, то ли дремали, то ли беседовали. Нам было уютно и тепло, хозяева дома, жившие неподалёку в другом здании, не тревожили нас здесь, и ничто не мешала нашему спокойствию, пока вдруг комнату ни озарил ярко-голубой свет прямоугольного прожектора, направленный через окно прямо в наши глаза. Рядом с прожектором стояли люди (на самом деле, они являлись не людьми, а жителями то ли другой планеты, то ли другого мира), и сквозь окно, оказавшееся открытым, стали говорить с нами. Они пришли, чтобы забрать нас себе для того, чтобы мы выполняли их поручения. Мы знали, кто они, и нам было известно, что они далеко не добрые существа, и страшно представить, какие поручения они могут нам дать. Более того, мы знали, что у любого, кого они забирали, они уничтожали любые чувства и привязанности, оставляя внутри лишь голую, безразличную пустоту. Мы отказались идти с ними и поняли, что нам нужно скорее бежать из дома, пока нас не поймали. Но мы не успели. Прожектор, который они принесли с собой, был не просто яркой лампой, а инструментом, с помощью которого они подчиняли волю и стирали чувства у своих жертв. Когда мы поняли это, то подскочили на ноги и, опасливо уставившись на лампу, попятились назад. Первую волну ярко-голубого света пришедшие направили на друга, он замер, и я почувствовала, как всё внутри него исчезает, как отвязывается от него ниточка нашей дружбы, и как его наполняет безразличие и горечь потерянного. Забрав из него всё ценное, они отвели лампу, а он остался безжизненно, неподвижно стоять, уставившись в одну точку круглыми глазами. Следом они направили свет лампы на меня, и я осела на пол. Он проникал в голову и сердце и яркой белизной засвечивал изнутри так, что чувствовалось, как привязанности и чувства трещат по швам. Я закричала, что я не пойду с ними, что они не смогут меня забрать, и с трудом отвернула глаза от света, закрывая лицо руками. Первая волна стирающего света внутри отступила, и неприятное ощущение ваты в голове и сердце отхлынуло. Они прокричали мне, что я зря сопротивляюсь, потому что я одна из тех, кого легко «засветить» этим прожектором, потому что у меня в голове что-то есть, и это что-то поглощает свет и усиливает его действие. По-моему, они утверждали, что я и тот человек, с которым мы находились в комнате, имели в голове какую-то вставленную ими заранее на такой случай пластинку какого-то металла. Они вновь направили на меня свет, и тот вновь заполнил меня неприятным шершавым ощущением, не дававшим шевелиться. Я снова стала кричать на них, говоря, что не пойду к ним, что я не отдам им ни моих чувств, ни дорогих для меня привязанностей, что для меня они – самое ценное, что я обещала не бросать их и никогда не откажусь от них. Мне так же удалось закрыться руками от света, и на этот раз я смогла встать на ноги и как будто разорвать ненавистный свет стирающего прожектора резким рывком рук в разные стороны, от чего лампы замигали и погасли совсем. Воспользовавшись замешательством злодеев, я сбежала. Другу я ничем не могла помочь, его самого как будто бы уже и не было – только оболочка и горечь внутри. Да и не смогла бы я увести его – он уже пошёл к ним, сломленный и разбитый…
Не знаю, что именно было потом, но прошло много времени, и из этой истории я видела лишь один маленький сполох. На другой, очень маленькой планете, был этот самый человек. Он сидел на булыжнике и грустно смотрел в тёмное звёздное небо, которое представляло здесь космос гораздо ярче и полнее, чем у нас. Он только что закончил очередное поручение, полученное от стирателей, и теперь то ли просто отдыхал, то ли ждал, когда его заберут. Рядом с ним бродило небольшое существо, видимо, житель этой крошечной земли, которому человек незадолго до этого помог. Какое-то время они молчали, а потом человек заговорил. Он попросил существо помочь ему вернуть его чувства и привязанности. Как ни странно, он помнил их все, и оттого пустая бесчувственность терзала и мучила его, он вновь хотел быть другом, хотел чувствовать, верить, любить. И меня помнил. Существо сказало, что оно не может вернуть всё так как было. Оно село на камень и стало покачивать небольшими ножками вперёд-назад. Тогда он стал просить его вернуть ему хотя бы чувства. Пусть не будет так, как раньше – прежних привязанностей, тёплых, уютных, любимых, но будут хотя бы чувства. Не помню, что ответило ему существо… Но я помню, что он скучал по мне. И это странно. Он не должен был, ведь прожектор тогда точно стёр всё. Но если я смогла сбежать, то почему бы и ему не суметь сохранить в себе гораздо больше, чем думали стиратели? И, в конце концов, видимо, они ошиблись на наш счёт, и не было у нас никаких специальных стирающих металлических пластин в головах.
Вернулись к нему чувства или нет, смог ли он вернуться домой, мне не известно. Этот сон кончился, и начался другой.
Я была в помещении. Кажется, это – огромная, чуть ли ни бесконечная башня, тянущаяся вверх от земли и вниз под землю. Зала с низким потолком и простыми четырёхугольными опорами, плохо освещённая и пустая, находилась где-то на уровне земли или даже под ней. Лифтов здесь не было, но слева, в углублении стены, были лестницы, позволявшие перемещаться по башне вверх и вниз. Лестницы, ведущие вниз, тонули в темноте, поскольку их, отчего-то, никто не освещал, и у меня не было никакого желания спускаться туда. Наверх я посмотреть не успела, и заметила лишь первый пролёт, ведущий туда, когда по лестнице в мою сторону спустился человек с чёрными волосами, тёмными глазами, облачённый в тёмный плащ. Он был точь-в-точь таким же затенённым, как и лестница внизу. Неподалёку ходили ещё несколько разных людей, но они шли по делам, и им до меня не было дела. Но этому от меня что-то было надо. Я знала об этом, и потому, завидев его, сразу повернулась в другую сторону и побрела от него подальше. Он тоже успел заметить меня и пошёл следом. Он что-то говорил мне, его голос не был тёплым и добрым, он был холодным, надменным и как будто немного угрожающим, и таким голосом он сулил мне, что я никуда от него не денусь, и он однажды всё равно до меня доберётся, а я не смогу всегда от него бегать. Я молчала, мне не хотелось его ни слушать, ни слышать, ссутулившись и уткнувшись в пол, стараясь его не замечать я петляла между колонн, столов, пока, наконец, ни оказалось у лестницы. По каким-то причинам, дорога наверх оказалась занятой, и оставалась лишь лестница вниз. В преследователе я чётко ощущала темноту, неприятную, густую тьму. Он был далеко не положительным персонажем. И мне так хотелось от него отвязаться, что я сбежала вниз по лестнице, оказавшись в тёмном коридоре, а затем и в тёмной зале. Там я ещё немного побродила и, когда преследователь оторвался от меня, вышла в зал космического порта. Здесь продавались билеты на пассажирские ракеты до разных планет. Царила некоторая суматоха, люди и не совсем торопились на свои рейсы, покупали билеты, тащили багаж, искали нужную платформу. Какое-то время рядом со мной шла женщина с двумя детьми. Один ребёнок был совсем мал, она прижала его к себе левой рукой, а другой тянула за руку мальчика лет двенадцати. Она рассказала мне, что они летят на другую планету, чтобы скрыться от кого-то. Я подумала, почему бы и мне не полететь с ними, раз уж здесь у меня есть назойливый преследователь, от которого не так-то просто спрятаться. И я последовала за троицей. Сначала мы шли по коридору, с обеих сторон от которого пыхтели космические корабли, обдавая нас белым влажным паром. Когда перед нами возникла старая деревянная (очень страшная) лесенка, ведущая наверх, на другую платформу по стене, к нам присоединился какой-то мужчина, наш попутчик. Мы с трудом и осторожностью поднялись по старой лестнице, мальчишка чуть не упал. Он шёл следом за мной, когда ступени перед ним обвалились. Я с трудом протянула ему руку, и он перебрался. Оказавшись на платформе, мы стали искать наш корабль. Сначала мы заплутали и пришли к большому, красивому кораблю. Очень обрадовались, подумав, что это – наш. Но нам объяснили, что наш корабль – напротив. Это оказалась старенькая страшненькая маленькая космическая посудинка с тремя рядами кресел, тесная и неудобная. Но выбирать было некогда. Мы заняли места. Кресла располагались не так, как в самолётах, а вертикально. Скорее, это были прикреплённые к стене три длинных скамьи, одна над другой. На каждой скамье – два места. Одной стены у ракеты то ли не было, то ли она должна была закрыться при старте, а пока мы сидели лицом к дыре и, наблюдая за окружающими, ждали взлёта. На верхней полке расположился мужчина и уже хрустел чем-то, то ли чипсами, то ли сухариками. На средней скамье расположилась женщина с детьми, а нижняя скамейка досталась мне. Мне было неудобно, потому что я не могла выпрямиться: я упиралась в среднюю полку шеей и сидела согнувшись.
Ракета заработали, и мы начали взлетать. Именно тут выяснилось, что ракеты была страшненькой не только на вид, но и в техническом плане. Стена не закрылась, и никакого защитного/гравитационного поля не включилось, поэтому, когда мы поднялись достаточно высоко, я, мужчина и какая-то ракетная деталь дружно выпали. Мы падали, падали, падали, землю становилась всё ближе, было очень страшно. Вдруг мне подумалось, что если очень усердно думать, что мы не упадём, то мы не упадём. Я начала думать, но первый раз ничего не вышло. Я вновь стала думать – мы не упадём, сейчас случится волшебство, оно подхватит нас и унесёт обратно на ракету, и только у самой земли мы замерли и действительно стали подниматься наверх. Правда, дело тут было не во мне – мои мысли будто позвали на помощь, и я ощутила, как за тридевять земель другой человек стал нам помогать. Это был Сказочник. Он взял в руки волшебный музыкальный инструмент, похожий на гитару, и с помощью его музыки помог нам не разбиться. К нему присоединилась женщина, оказавшаяся внизу прямо под нами. Она играла то ли на арфе, то ли на флейте, не помню, и ещё много-много добрых волшебником присоединилось к их музыке. Мы стали подниматься, но мне было грустно. Я предпочла бы опуститься на ноги, а не лететь к ракете, потому что почувствовала, что там, налево от меня, через какие-то километры находится мой Друг, а я вновь не могу до него дотянуться и отправиться его искать, я не могу ни позвонить ему, ни написать, ничего, потому что не знаю, где он. А теперь, когда у меня есть хотя бы направление, я возвращаюсь на старую ракету, чтобы отправиться невесть куда…
Мы продолжили полёт, происшествий больше не было, и наша ракета благополучно приземлилась на небольшой, но очень красивой планете с огромными горами яркого аквамаринового или бирюзового цвета, настолько насыщенного, что первым, на что я обратила внимание, стали именно горы. Высокие, яркие, они поднимались высоко в небо исполинскими башнями, и даже будучи очень далеко от места посадки космического корабля, создавали такое впечатление красоты и огромности, что перехватывало дух. Но мне удалось взглянуть на заснеженные горы лишь мельком, потому что по прилёту мы должны были оформить какие-то документы. Взяв в охапку паспорт и кучу всяких других мелких вещей, которые с трудом помещались в руках (я всегда всё так ношу, когда тороплюсь, не тратя время на то, чтобы сложить вещи в сумку/карманы), я поспешила в бюро регистрации. Для этого нужно было пройти по длинному освещенному коридору со светлыми стенами, свернуть в один из кабинетов слева, где сидела какая-то женщина, занимающаяся регистрацией новоприбывших на планету, и заполнить необходимые документы. Пока я записывала нужные данные на выданный лист бумаги, в кабинет зашла другая женщина – знакомая регистрирующей. Они начали болтать в полголоса, но достаточно громко для того, чтобы я услышала, о чём они говорят. А обсуждали они скорое событие, которое не сильно нравилось жителям этой небольшой планеты: планету, как ни странно это звучит, арендовали, и срок аренды подходил к концу. В ближайший год или два планету должны были передать обратно во владение «прежним захватчикам», как сказала одна из женщин. Меня это слегка обеспокоило. Местные захватчики были не самыми приятными личностями, и оставаться в их компании не хотелось никому. Но это сообщение не напугало меня, лишь слегка задело. Над этим нужно было подумать, но чуть позже, когда закончится суматоха регистрации и нахождения местечка для обитания здесь на какое-то время.
Закончив с документами, я вышла из кабинета, и пройдя половину пути до космического корабля, поняла, что что-то забыла на кресле – то ли телефон, то ли паспорт. Пришлось возвращаться, и вот тогда я застала регистрирующую за разговором по телефону. Кто-то позвонил ей, и она громко отвечала ему на вопросы. В какой-то момент я поняла, что это звонит Сказочник, интересующийся, добралась ли наша ракета, прошли ли мы регистрацию, всё ли в порядке. Я метнулась вперёд, видимо, в надежде то ли поговорить с ним, то ли попросить номер, чтобы позвонить самой. Кажется, регистрирующая как раз начала опускать в этот момент трубку.
Здесь я проснулась.

Другой сон посетил меня днём. Глаза болели, поэтому пришлось-таки поспать, чтобы компенсировать ночное бодрствование. Много чего было в этом сне, но я помню его лишь с момента, когда я, ещё пара человек и ещё одно создание прогуливались на Золотом Ключике по площадке на колоннах какого-то городского управления. Создание было кем-то вроде великана. Внешне он выглядел совсем как мы, только очень высокий, так, что мы были против него детьми и могли радостно виснуть на его длинных руках. Он был очень добрый, спокойный, но какой-то отрешённый. С ним нельзя было говорить, как мы говорим друг с другом, потому что он всегда был в себе, и не почти не слышал нас, да и говорить не мог в такой же мере. Он лишь иногда отвечал на вопросы согласием или отрицанием, но на этом беседы заканчивались. Он вполне охотно гулял с нами, и прогулка радовала его. Когда мы поднялись на площадку на колоннах, то увидели, что её моет шваброй женщина. Она мыла, а вода тут же застывала на морозе. Мы хотели покататься на коньках, и подошли к ней. Мы предложили ей перестать работать, а мы вместо неё омоем водой площадку, заодно немного покатавшись на коньках. Она немного подумала и согласилась. Тогда мы, уже в красивых голубых коньках, начали кататься, и под нашими волшебными коньками образовывались потоки воды, которые, омыв площадку, замерзали ледяными узорами. Я каталась с великаном, крепко в него уцепившись (вообще я плохо катаюсь, а он крепко стоял на ногах). Помню, что мне очень нравилось его тискать. Он был милый и добрый, вроде любимого старшего братца. А ещё у него почему-то был странный зелёный наряд, в котором я видела новогоднюю ёлку. Я потеребила его, чтобы он ненадолго вышел из своего постоянного сна и обратил на меня внимание, и попросила его пойти со мной на маскарад и быть ёлочкой. Великан согласился и опять выпал из реальности. Вдруг со стороны дороги послышался шум, мы повернули головы и увидели какого-то человека, в котором узнали «охотника», преследовавшего нашего великана. Он был послан каким-то особенно неприятным злодеем, должен был захватить нашего знакомого и привести к своему повелителю. Началась суматоха. Злодей схватил великана, опутав его верёвками (у него было множество невероятных приспособлений для ловли) и потащил его с собой. Мы ухватили великана за руки и стали тянуть в другую сторону, пытаясь высвободить из хватки злодея. Ничего не получалось, охотник держал крепко и к тому же стал пихать и нас. Тогда мы решили, что пришло время более серьёзных мер. Мы повытаскивали какие-то достаточно тупые, но длинные колючки, у кого-то были когти, и стали тыкать ими охотника, чтобы он разжал хватку. Мы долго боролись, но в конце концов злодей сдался и с поражением уполз прочь. Мы смотрели ему вслед и с ужасом думали о том, как накажет охотника его хозяин. Нам стало жаль его. Он придёт с пустыми руками, и ему очень не поздоровится. Но если бы мы отдали ему великана… Было бы ещё хуже. Мы бросили эти мысли, посчитав, что поступили достаточно правильно, сумев спасти такого большого, но такого беззащитного добряка, который даже не пытался сопротивляться во время похищения. На том сон и кончился.

@темы: Серебряная Пыль, Сны Кьюлихурра

02:30 

Кэп и Сказочник от Дани

С каплей Солнца в глазах.

Кэп

Дани Адская Лиса нарисовала мне чудеснейший рисунок с Капитаном и Сказочником! Такой нежный, воздушный, свежий и одновременно тёплый - именно та атмосфера которая им так к месту. И сами они тут классные и милые. ^^ А ещё мне жутко нравятся волосы Сказочника - они получились мягкими и пушистыми. :3 Спасибо большое, Дани. Они очаровательны! Лу счастлива.))

@темы: Солнечный ветер, Сокровищница, полная звёзд, Серебряная Пыль, Протуберанцы

17:23 

lock Доступ к записи ограничен

С каплей Солнца в глазах.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:31 

С каплей Солнца в глазах.



Восхитительный и искристый, вчера вечером, под светом фонарей, умножающих его красоту, он пришёл в наш город, вступив в него рассыпчатым мягким шагом, после которого на земле остаются сверкающие россыпи ледяных серебра и бриллиантов... Так долго ожидаемый, он искорками пролетал мимо моего окна и нашептал тихие зимние песни, и когда я вышла на улицу, всё вокруг было уже тронуто его сказочным прохладным волшебством.
К нам пришёл Снег

@темы: Нашёптывания, Серебряная Пыль, Солнечный Инкубатор

15:08 

С каплей Солнца в глазах.

... всей душой я начну вот-вот
верить в необходимость зла,
в то, что тёмной моей стороне
благодарна я быть должна:
вместе с нею ещё сильней
моя светлая сторона... Flёur


Кажется, с тех пор мой любимый день четверг – день, когда во мне всё поднималось к жизни, начинало дышать заново, готовое работать, творить и идти вперёд, рассыпая во все стороны свет и счастье, - проклят. Раньше моя неделя начиналась с этого дня. Я ждала его и, по-настоящему просыпаясь в этот день, я полностью отдавалась жизни. А тогда мой Первый День пошёл крахом. Лучи Солнца, которыми я напитывалась, разлетелись вдребезги, словно стекло, напоенный свежестью жизни воздух стал душным и гадким, еле проходящим в лёгкие, а приподнятое чувство счастья было раздавлено тяжёлым и твёрдым валуном. И теперь каждый четверг, «родившись» утром с готовыми видеть чудо глазами, я «умираю» от очередного меткого удара в спину, в сердце, с новым камнем в груди, в темноте и без воздуха, раз за разом, как по закону. У моей недели больше нет Начала. А там, где нет Начала – нет ничего более.
Я умею терпеть и ждать, достаточно долго, и у меня были время и условия, чтобы научиться этому с разных сторон. Но я – не бездонная пропасть, и камень, однажды брошенный в ущелье, рано или поздно достигнет его конца. Один или несколько мелких камней могут остаться незамеченными и прощёнными. И совершенно иное дело, когда вместо этих сравнительно лёгких осколков горной породы, в твоё ущелье терпения начинают сваливать тонны булыжников, более того, совершенно не учитывая стоящие перед глазами указатели и знаки, где определённо и ясно написано: нельзя. Почему? Потому что нет ничего хорошего в бросании камней куда попало. И потому что, если пораскинуть мозгами, несложно догадаться, что на тёмном, сыром и холодном дне глубокого ущелья, куда не проникает Солнце, навряд ли живёт что-то ласковое, доброе и пушистое, которое проглотит любое послание и останется сидеть у себя в норе тихо и беспрекословно.
Всю свою жизнь я искренне надеялась, что жители моего дна не проснутся никогда. Казалось бы, нет в мире причин для их пробуждения, ведь у меня в саду, нежась на свету, произрастают приятные травы прощения, сочувствия, понимания, а донные звери боятся их, как огня. Но не тут-то было. Именно сочувствие и попытка быть понимающим, добрым и прощающим человеком привели меня к уничтожению моего сада, и когда в нём практически ничего не осталось, лишь пожухлая трава, в которой нет никакой сути, проснулось то, что долго спало в пещере на холодном дне. Оно выбралось наружу. Не для того, чтобы доломать, а для того, чтобы закрыть собой жалкие остатние семена сада.
Я не знаю, прорастут они вновь или нет, и как скоро это может случиться. Но теперь на камни в лицо я больше не отвечу терпением и пониманием, их нет. Каждый новый удар вызывает другое чувство – ненависть. Жгучую, больную, обоюдоострую. Пока мне хватает сил держать её, не давая ей нацелиться на конкретное, и она просто переводится в боль. Но, кажется, она со дня на день сорвётся с цепи. И иногда я задумываюсь – не стоит ли позволить ей это сделать. Один раз оскалить в ответ зубы. Быть может, сделай я это раньше, мой Четверг всё ещё был бы жив.
….
Поговорить со Сказочником? В самые болезненные моменты, пожалуй, я была бы рада такой возможности. Но нет. От того, что я взвалю на него свои мысли, лучше не станет никому. Да, он обязательно выслушает, поймёт и попробует развеять тьму, но теперь я не считаю себя в праве поступать так. По крайней мере до тех пор, пока я не удостоверюсь точно, что умею отвечать ему тем же.

@темы: Нашёптывания, Затмение, Серебряная Пыль

Белый Маяк

главная