• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: солнечные бури (список заголовков)
14:46 

С каплей Солнца в глазах.




Около недели назад в мой дом прокрался кусочек Нового Года - его занесли бурные пуржинные ветра, свистящие между домами и поющие в ветвях деревьев сопки. Сквозь холод и пасмурность на мой стол опустился небольшой солнечный листок, на котором было написано, что мне пора идти на почту и получать посылку - от Мори. Через полчаса, после прогулки в компании танцующего воздуха, я вернулась домой с коробком в руках, и вынула из него клубок разноцветной новогодней мишуры-дождика, в котором, словно в уютном праздничном гнёздышке, спал дракон Урчин. Этот новый член поселившейся в моём доме драконьей стайки быстро освоился, оглядев хитрыми и явно что-то задумывающими огненно-рыжими глазами новое место и новых крылатых друзей, а потом согласился попозировать мне.
Это очень красивый дракон, и на его мордашке явственно читаются характер, хитрость и озорство. У него широкие крылья, покрытые пятнистой текстурой, красивый гребень и рельефная чешуя. А ещё у Урчина просто замечательнейший хвост: такой подвижный, витой, закрученный. Кроме драконьих украшений Урчин имеет набор белоснежных зубов и способность выдыхать столб пламени. Но несмотря на свой грозный вид, он - добрый старый дракон, быть может чуточку ворчливый, который любит шутки, весёлую болтовню и тёплое уютное гнёздышко.

Мори, спасибо за Урчина! 8) Он замечателен. Поселился прямо передо мной на письменном столе, и теперь я каждый день любуюсь им и... иногда играю, представляя, как Урчин проводит время с двуглавым драконышем Джутом, обучая его пусканию огня и рассказывая ему интересные истории. ^^'

@темы: Солнечные бури, Нашёптывания, Домашние звёздочки

08:50 

Перед взрывом

С каплей Солнца в глазах.



Однажды мне снился сон. У меня были нежно-алые светящиеся крылья, и мы с друзьями и кем-то, приезжавшим к нам в гости из зачарованного подводного города, уходили тайно в заброшенное здание, где нас никто не мог видеть. Мы уходили летать. И там, под самым потолком огромного каменного зала, паря в тишине и совершенном тёплом покое, обнявшем сердце, я подумала: «Господи, как хорошо, когда ты можешь вот так спокойно жить и летать вместе с родными друзьями, и когда нет никакой любви, тревожащей твоё существование», подразумевая под «любовью» не это важное чувство вообще, а ту его часть, которую принято натягивать на нечто между двумя разнополыми существами. Я никогда не понимала, не понимаю, не пойму (и не собираюсь этого делать в обозримом будущем) людей, которые жаждят этого чувства, пытаются всеми возможными способами найти себе пару и невероятно страдают из-за её отсутствия. Во мне нет такой потребности. Это не значит, что я не люблю и не умею. У меня есть дорогие люди, которые ценны мне, и я осмелюсь утверждать, что я люблю их. Но желания найти себе ту «единственную любовь», за которой многие гонятся, как за дичью, во мне нет. Более того, я этого не хочу. Меня устраивает её абсолютное отсутствие, и я чувствую себя вполне заполненной, находя тепло в друзьях и творчестве. Если кто-то захочет мне сказать что-то, имеющее под собой смысл «друзьями сыт не будешь», тот может смело закрывать рот обратно, прятать клавиатуру подальше и катиться на все четыре стороны, потому что я эти доводы выслушивать не намерена. Они меня не интересуют. Считайте так, как считаете вы, но не нужно лезть в мой монастырь со своим уставом.
К чему весь разговор? К тому, что за последний год несколькими лицами были совершены попытки пробить границы моего мира и представить себя в качестве его неотъемлемой части.
Во-первых, подобная внезапная концентрация сбила меня с толку. Оо Я что излучаю волны печали и одиночества (что ж, я в курсе, что у моего лица это выражение хроническое. Даже если я думаю о чём-то светлом и прекрасном и витаю в розовых облаках у меня лицо всегда кислое, потому как, видимо, ему лень менять своё выражение)? Или окружающие одиночки клюют на моё внешнее спокойствие и уравновешенность, не придавая никакого значения старой поговорке про тихие омуты (те, кто в мой омут ухитрился залезть с головой в курсе, о чём я)? Или это побочное действие годового душевного кризиса, из которого я с Нового Года начала медленно, но выползать? Я, право, не знаю, что им вдруг именно сейчас всем от меня понадобилось.
Во-вторых, во мне сразу возникла проблема, как, одновременно и вежливо, и понятно, и как вообще заставить себя объяснить людям, что я не нуждаюсь в их любви-заботе-нежности и прочем. Дело в том, что мне их сразу становится жаль. Жалость здесь – ужасное чувство, и на этой территории его быть не должно, иначе оно приведёт к самым отвратительным и неприемлемым последствиям, в чём я убедилась около шести лет назад на собственной шкуре, и повторения чего я не хочу. Но через жалость очень сложно переступить: я боюсь ранить, я не хочу причинять боль, я пытаюсь уважать высокие чувства других людей и мне очень больно задевать их и, тем более, ломать. Пересилив себя хоть как-то, я стараюсь действовать помягче, но прямо, иногда из меня лезут более аккуратные фразы, чем отсекатель «нет», и хорошо, если эти фразы бывают сразу и правильно поняты. И это ещё при том условии, что тот кто-то сам сразу и прямо озвучил цель своего прихода. Но если со мной начинают действовать аккуратно… Я – тормоз в этих случаях, причём полный тормоз. Стараясь анализировать действия и слова других людей, я обычно понимаю их намёки, но не в случае, когда подоплёкой этих намёков является так называемая «любовь», просто потому что во мне всплывают: а) да не, меня проглючило, вот делать ещё кому-то-там нечего, кроме как испытывать ко мне какие-то симпатии, нонсенс; б) к тому же, кто может привязаться к такому монстроиду как я (неважно, что они не хотят в это верить, пока не случается какой-нибудь «бац» и им не приходится убеждаться в этом на собственной шкуре, а потом они этак ненароком держатся от меня подальше; они предупреждены, значит, приняли к сведению); в) и вообще, что это за всплески самомнения! Ишь, чего о тебе возомнила, чтоб в тебя-то да и… Катись и рисуй лучше.
И в итоге, когда до меня доходит наконец, что мне-таки тогда не показалось и, наверное, нужно как-то сматывать удочки, я впадаю в полное смятение и не знаю, как мне поступать. Оо И проблемы из наружи постепенно переходят в проблемы внутри, а их там и так хватает. Я – существо достаточно злое, агрессивное, но стараюсь быть терпеливой, размеренной и воспитывать в себе доброе отношение к внешним раздражителям, которыми иногда предстают окружающие люди. Терпеть и успокаивать внутреннюю бурю я могу долго, но моё терпение не резиновое (или резиновое, но рвётся при определённом объёме), и со временем к страху сломать чужой мир неосторожным словом и сделать неверный шаг при отступлении добавляется страх, что терпение-то вот-вот лопнет, а там уже монстры, полезшие наружу с желанием восстановить благоприятную окружающую среду разнесут всё в клочья, не сильно утруждая себя моим мнением, что межличностно общаться нужно бесконфликтно, мирно и по-доброму.
И сейчас, когда всё внутри готово взорваться самой настоящей войной для защиты границ моего мира, когда казалось бы, я только и жду этого прорыва, в надежде, что он придаст мне смелости говорить грубо, резко, но прямо и без обиняков, во мне родился страх, и на этот раз не страх разрушить чужое. Трещины от шагов иноземцев пошли по моему миру и закрались в самые кирпичики фундамента, поражая несущие, краеугольные камни. И любое движение воздуха раскалывает их всё сильнее, заставляя мою душу корчиться от боли. Я не смею прикасаться к драгоценностям, хранимым мною в течение всей жизни – те ли они? Их ли я берегла? Не подменили ли мои сокровища искусными подделками? И если я продолжу хранить их, не достанутся ли они в руки нарушителей, не заберут ли его у меня, и растопчут ли?
Мой мир трещит по швам.
Я боюсь проиграть его.

И, боже мой, как же я была права в том далёком, спокойном сне!

@темы: Протуберанцы, Нашёптывания, Солнечные бури, Сны Кьюлихурра, Пятна на Солнце

04:17 

С каплей Солнца в глазах.
Забыла вставить в запись со вчерашним рисунком.


Мда, правда, у меня на компьютере вариант лучше этого. Видимо, перепетый.

@темы: Солнечные бури, Нашёптывания

19:03 

Когда хочется разбиться вдребезги

С каплей Солнца в глазах.



когда землю под твоими ногами дробят в песок

когда запертую дверь внутри тебя пытаются выломать пинками

когда трещина в сердце под напором тектоники даёт ход, пробуждая мирно спавшие доселе существа

когда когти наточены, а клыки монстров жаждят впиться в плоть противника, защищая свой мир, и лишь ждут, когда тот переступит запретную границу

когда разрастается шторм, и всё вот-вот придёт в хаос, взорванное чудовищным и невыносимым стечением обстоятельств, а ты стоишь в самом центре смерча, надеясь ещё хоть как-то сгладить и смягчить взрывную волну, не допустив открытого столкновения

когда ты всё отчетливее понимаешь неизбежность битвы, из которой мир либо выйдет победителем, отстояв себя, либо падёт весь без остатка, не позволив завоевателю взять ни крупицы земли, ни частички жизни, ни воспоминания, ни одного вдоха в качестве трофея

когда напряжение в воздухе давит на грудь и кажется, что атмосфера сейчас разорвётся от неистовых, беспощадных молний, которые бросятся грозными когтистыми лапами на каждого, заблудшего на заповедную территорию, стремясь растерзать его в клочья и испепелить дотла

когда будто сама основа трещит по швам, и твой мир только и держится этим последним воинственным рывком перед тем, как навеки сгинуть с лона вселенной

когда тебе остаётся только взяться за меч и, подавив боль, идти вперёд

тогда хочется разбиться вдребезги

@темы: Протуберанцы, Созвездия, Солнечные бури

03:11 

lock Доступ к записи ограничен

С каплей Солнца в глазах.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
06:31 

Мой Большой Друг

С каплей Солнца в глазах.

Мой Большой Друг



Друзья бывают разные – одни близкие, одни дорогие, одни верные, другие преданные. Кто-то открыт и весёл и всегда готов завалить тебя новой порцией шуток и смеха, а кто-то, казалось бы, холоден и серьёзен, но в самую трудную минуту обязательно окажется рядом и подаст руку. Друзья бывают высокие, чтобы улыбнуться им, тебе приходится поднимать голову и вставать на цыпочки, а бывают маленькие, и ты можешь крепко обнять их и прижать к себе, если они загрустят. А бывают очень большие друзья, настолько огромные, что трудно представить, как можно водиться с такими гигантами. Но всё очень просто: ты всегда можешь вскарабкаться большому другу на макушку, ведь он с радостью прокатит тебя, заглянуть в его бескрайние добрые глаза, которые дружелюбно подмигнут тебе, отражая, кажется, весь окружающий мир, и тепло-тепло поцеловать его в лоб. Может быть, такой большой друг этого и не почувствует, но ему непременно станет светлее и радостнее на сердце оттого, что у него тоже есть друзья, пусть даже такие крошечные, как ты.

Этот рисунок должен был стать ~подарком на День Рождения~. Теперь, я думаю, неуместно называть его так, потому что я затянула его ровно на целый огромный долгий месяц и закончила только вчера. Мне остаётся лишь верить, что тот, кому предназначена картинка, не обиделся, и что радости она сможет принести ему чуть-чуть больше, чем огорчения из-за моей нерасторопности.

@темы: Солнечные бури, Протуберанцы, Нашёптывания, Созвездия, Пятна на Солнце

21:00 

С каплей Солнца в глазах.



Уже неделю назад один книжный магазин написал мне, что заказанные мною в ноябре книги, наконец, добрались до города и находятся уже где-то здесь, совсем-совсем близко. И вот целую неделю нетерпение, вновь проснувшееся при прочтении письма, даёт о себе знать. И не удивительно: ведь в посылке не только книга о драконах, одна из начатой мной серии, но и книга Толкиена "Хоббит", которую мне особенно хочется прочесть теперь, когда мы посмотрели замечательный снятый по ней фильм, чтобы события, описываемые в книге воспрянули и ожили в памяти. И как же хочется, чтобы почта чуть-чуть поторопилась с извещением и подарила мне многостраничное счастье, которое я так давно жду.

@темы: Солнечные бури, Нашёптывания

14:08 

С каплей Солнца в глазах.



Начав однажды рисовать и обосновавшись впоследствии в этом "экранном" мире, я подумала, что поселить здесь и рисунки, которые я время от времени опускаю карандашными штрихами на бумагу, будет совсем неплохо. В надежде, что кому-то подарят они немного тепла, заставят в чём-то улыбнуться, оставят в душе хорошее настроение и, может, даже какое-то мимолётное воспоминание, в надежде, что они станут для кого-то каплей света, хоть немного подбадривающей в холод и непогоду и поддерживающей тепло в моменты, когда вокруг вдоволь Солнца, я стала пытаться создавать свой сайт, который переменил множество адресов, не раз сбрасывал прежнюю "шкурку", предпочтя более опрятный узор, и пробралась на форумы и в дневники.
Те, кто видел мои скромные картинки, и правда улыбались - их улыбки и тёплые слова стали для меня утешением, уверив, что эта затея моя не безнадёжна, и я правда могу создавать капли света и дарить их другим... Но тогда я не могла и подумать, что свет - это не только благо. Свет может и ослепить, и обжечь, и затмить. И теперь, столкнувшись с этим, я в смятении. Я не знаю, как мне поступить. Закрыть напрочь дверь в мир моих сказок, чтобы предотвратить любые подобные случаи, или оставить, на свой страх и риск, всё так, как есть??.. Но даже если я перекрою все дороги, мой свет уже оказался губителен, и я не смогу излечить "подаренный" ожог.
Более того, этот ожог начинает становиться и моей болью. Холодный и твёрдый, мой берег, будучи полностью удовлетворён тем теплом и уютом, который уже есть на нём, будучи полон ими в самой идеальной пропорции, не приемлет нежданного тепла, начавшего струиться из совершенно неожиданного места...
Это выпало на завершение расколотого года - года, на протяжении которого в моём море, обычно успокоенном льдами, бушевали тяжёлые и болезнетворные бури, в течение которых мой остров то и дело готов был пойти на дно или уцепиться почти за любую "соломинку". Но пора бурь прошла - Новый Цикл начался уже несколько месяцев назад. Волны спали и утихли, покрывшись вновь зимним спокойствием и умиротворением, а на острове, на высоких и изрезанных горных склонах, покрытых красивыми, сверкающими ледяными шапками, проросла сильная зелёная трава. Остров поднялся из воды, чайки острыми крыльями разрезали небо над его фиордами, оглашая криками скалы и долины... И чистый горный воздух наполнил всё кругом - тот воздух, единственно который я могу вдыхать полной грудью.
Год боли и ужаса пришёл к своему завершению и дал мне свои плоди, оказавшиеся, на удивление, не смертоносными. Буря улеглась, позволив мне с высоты моих гор по-новому взглянуть на мир, который я столь долго не видела и который так долго отчуждала и ненавидела. Да, мой мир холоден. Да, он неприступен - остр, колок, соткан из скал и льда. Но это мой мир, такой, каким он вырос: полный непокорства, внутренних буйных ветров, резких очертаний, порой грубых и опасных перевалов, густых и непроходимых лесов с мощными и крепкими деревьями, безгранных, продуваемых северными ветрами равнин, качающих высокими терпко-зелёными травами, полный коварных болот, в которых можно найти блуждающий огонёк, и резких, внезапных криков чаек. Да, я холодная, порой острая, порой излишне гордая, порой грубая и каменная, я упряма и не осторожна в словах, я полна неприступных, похожих на лезвия скал и опасных рифов, на которые можно наткнуться и больно повредить своё сердце. Но это я - и я себя устраиваю и не собираюсь переделывать свой своенравный, омываемый северными морями остров, на котором, несмотря на неблагоприятный климат я всегда найду место для тех, кого я люблю всем своим дыханием. И, увы, он всегда будет лишь необитаемой, унылой скалой для других, кого я не желаю впускать ни в одну гавань, ни в одну бухту, ни на один из берегов.
Но свет, отражаемый от Солнца моими ледяными пиками, на горе и ужас, кажется, сыграл роль маяка для чужого корабля... Корабля, полного лета, желающего растопить мой снег, мой лёд, мою зиму, взбудоражить моё море - всё то, что является неотъемлемой частью меня и с чем я не хочу расставаться. Ни за что. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.
И, предчувствуя слишком тёплый для меня воздух, я не таю, я чувствую боль, подобную следу чьего-то шага на промоченном дождём песке, и от каждого удара тёплого ветра становлюсь всё твёрже и холоднее, заполняя снегами и небо, и землю. И, в смятении, в боли я не знаю, какой шаг мне предпринять - овеять ли мой остров непроглядным туманом, отчуждая даже скитальца-странника, заплывшего сюда на несколько дней, чтобы запастись толикой уюта и отправится дальше своим морем, или остро и грозно ощерить горные хребты, чтобы попытаться выстоять неожиданный приход чуждого сезона, не изменяя себе и моим ледяным обитателям, попытаться быть столь же сильной и смелой, как этот непокорный и вольный мир, продолжая холодными пиками впиваться в небо, оставив остров, чьи шхеры омывают зелёные ледяные волны, гордо вонзаться в горизонт и быть кратковременным приютом для плывущих мимо скитальцев?
И, если я оставлю себя на этом судоходном пути, не разрушит ли боль мой остров страшным землетрясением, трещины которого, кажется, уже тревожат земную кору, и не приманит ли на смертоносные рифы обманчивый свет других доверчивых путников, отчего-то решивших, что этот маяк подарит им вечный дом, коего здесь нет?
Кажется, только окрепнув, я готова разрушиться вновь... Но если тогда во мне роились сомнения, и я боялась опереться даже на близкого друга, то теперь эти страхи и сомнения сгинули, и я, как когда-то прежде, верю себе и верю этим пяти парам крепких рук, которые всегда помогут мне встать, если вдруг я споткнусь, и о которые я всегда смогу опереться, если во мне вновь зародятся сомнения. Где-то внутри себя я понимаю, что не смотря на то, что мне больно, больно за другой мир, и мой собственный от этого трещит по швам, я не имею права разрушаться теперь, когда многочисленными усилиями - моими и моих друзей, он оказался вновь построенным. Я обязана твёрдо сделать ещё один шаг, не прогибаясь, как я всегда это делала, я должна, должна себе и одному сердцу, прошедшему со мной почти всю мою жизнь через горе, через тьму и через веру, я обязана идти, не опуская глаза, смотря вперёд, идти, даже если в лицо будет дуть тяжёлый и сильный ветер. На этот раз я должна бороться, что бы ни стало моим противником, бороться и победить, не опускаясь на колени.
Мой мир вырос, мой мир завершён. И я должна сохранить его. Хотя бы потому, что новое разрушение может оказаться губительным.

@темы: Нашёптывания, Протуберанцы, Солнечные бури, Солнечный ветер

15:45 

lock Доступ к записи ограничен

С каплей Солнца в глазах.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:10 

С каплей Солнца в глазах.



...как же я устала от этих криков внутри меня...

@темы: Пятна на Солнце, Солнечные бури

URL
12:32 

С каплей Солнца в глазах.

Не судьба мне, видимо, загрузить сюда фотографии.. Опять компьютер не работает.

@темы: Солнечные бури, Нашёптывания

16:04 

С каплей Солнца в глазах.
13:08 

С каплей Солнца в глазах.

Недавно у нас был салют — его перенесли с празднования Нового Года, как и само празднование, на другой вечер из-за пурги, на вечер перед Рождеством. В этот вечер стоял лютый, безжалостный мороз, проникавший через лёгкие в самое сердце — холодный, колкий, он набрасывался на него и исцарапывал в кровь... Мы долго ждали на остром воздухе, который приносило суровое и тихое обледеневшее море, покоившееся под снежным одеялом с частыми прогалинами тонкого, почти шёлкового льда — будто огромная лунная пустыня, испещрённая трещинами, свидетелями древней жизни космического тела, которые почему-то не стёрло время. И всё ледяные минуты, что мы стояли на площади, выпуская из себя живой пар и глотая колючие иглы кислорода, всё это время в темноте чёрной ночи маленькими жёлтыми пятнами поднимались ввысь бумажные летучие фонарики. Живой огонёк трепетал в них, разгоняя стужу, и уносился, маня нас, стоящих внизу, своим теплом и верой в то, что фонарик будет лететь вечно. Мы смотрели и смотрели, а фонарики сгорали, мигнув на прощанье синими искрами, и пустая бумага падала вниз, и дети ловили её, а взрослые запускали всё новые и новые, так же уверенно взлетающие к звёздам и столь же громко зовущие нас... А потом внезапными, резкими выстрелами распустились пёстрые огненные цветы. Их взрывная волна стучала по лёгким, их громкие хлопки били слух, но яркие краски и присутствие в них ощущения какой-то волшебности завораживали. Они цвели и вяли, бесконечно быстро и бесконечно долго, их пепел падал на землю, попадая смотрящим в глаза, задевая их по щекам, будто прощаясь... А потом не осталось цветов, они все засохли, истлели и рассыпались в густую пыль, закутавшую площадь серым, резким туманом, от которого слезились глаза, и в дождь из пепла, сыплющегося сверху, как будто от чёрного неба стали отваливаться куски... И мы ушли. Мы шли и глотали морозный воздух, который снова царапал нас, и по пути нам встретился фонарик. Маленький бумажный фонарик. Его верх прорвался, и кто-то завязал прореху чем-то тяжёлым и грубым, похожим на удавку. Люди зажигали его. Долго-долго он не хотел разгораться, и лишь через какое-то время огонь переборол беспощадный мороз и осветил золотым сиянием бумажное тело. Фонарик наполнялся тёплым воздухом, его огонёк звал — летим, летим... — и много людей собралось вокруг него, пришедши на зов. Они ждали, когда он взлетит ввысь, чтобы долго-долго провожать его взглядами и сердцем. Но он не летел, он лишь качался из стороны в сторону, поддаваясь бьющимся внутри порывам огня. Завязка, закрывающая дырку была слишком тяжёлой, а огню было так мало места — ведь, завязав прореху, люди забрали так много бумаги и пространства внутри, скомкав тело фонарика в складки, как ненужный бумажный кулёк. Фонарик качался, качался и подпрыгивал, снова опускаясь на снег, и вновь качался... Языки пламени бились внутри, они горели, они желали лететь, они кричали и звали небо — так сильно, что, в конце концов, прожгли бумагу чёрной, грязной копотью, дырами и невозможностью бесконечно парит ввысь...
Люди стали расходиться — кому интересно смотреть на прожжённый фонарик, который уже не полетит? А я смотрела на него, смотрела и думала: я, как этот фонарик. Кто-то собирается около меня, кто-то ждёт, что я взлечу тёплым, согревающим светом вверх, кто-то искренне в это верит, а я лишь качаюсь и не могу взлететь — только огонь, вечный, ненасытный и неспокойный огонь будет биться внутри меня, пытаясь побороть тесноту, пока не прожжёт во мне копоть и дыры, пока я не рассыплюсь в прах. В самый обыкновенный чёрный сверкающий пепел...

@темы: Солнечные бури, Нашёптывания

15:34 

С каплей Солнца в глазах.



Ничего, ничего, ничего...
Они ничего не слышали...
никогда

@темы: Солнечные бури, Протуберанцы

16:25 

С каплей Солнца в глазах.



Каменное сердце — тяжёлый, болящий груз, тянущий вниз, ломающий крылья, обжигающий душу невыносимой духотой и холодом. Со временем он становится всё больше и тяжелее, и вот уже нет сил сопротивляться его весу и зову Земли, тянущей его к себе, и крылья немеют, предавая тебя и позволяя сверзнуться вниз с тёплых, надёжных воздушных потоков… И лишь искры золотым светящимся шлейфом остаются на той высоте, где ты был секунду назад, рассыпаясь на брызги солнц, будто бенгальский огонь… Но кто знает, насколько сильны и жарки эти брызги, и не разгорятся ли они у самой земли, подобно звёздному пламени, растопляя оковы сердца, возвращая в кровь рвение жизни, возвращая в лёгкие и маховые перья весь простор бесконечного неба? Кто знает…

Рисовалось за ночь, поэтому не успелось до конца. Это - не конечный вариант. Конечный я испортила, времени исправлять не было, поэтому скан я оставила только того, что мне нравится.

@темы: Солнечные бури, Созвездия, Нашёптывания

10:21 

С каплей Солнца в глазах.



И всё-таки я очень не люблю, когда меня окружают люди, особенно «лишние», особенно те, которые слишком часто пытаются привлечь моё внимание, особенно тогда, когда я не хочу общаться. А в этом состоянии я бываю чаще всего (не для всех окружающих, конечно, есть исключения, которым я буду рада практически в любой момент). В последнее время я всё больше замечаю, что меня начинают раздражать люди, я злюсь на них, рычу и кусаюсь, если они подходят на миллиметр ближе, чем стояли минуту назад, если они скажут на слово больше, чем это было в предыдущем предложении, и часто это рычание совершенно беспричинно, и мне самой после него хочется биться об стену, потому что ни за что оскалилась на человека, который ничем не заслужил такого грубого и злого обращения к нему. Ко всему примешивается страшное желание не делать ничего, просто уснуть и ни о чём не думать, ничего не знать, никого не видеть, а только смотреть какой-нибудь спокойный, светлый сон, в котором будет тихо и остановленно…
И самое мерзкое, что в то же время мне будто тоскливо, мне хочется пить с кем-то тёплый, сладкий чай, говорить — медленно, неторопливо, спокойно, используя только тихие, полуслышимые в тишине кухни тона, едва прерываемые стуком маятника часов-кукушки, мне хочется читать с кем-то книгу или сидеть на подоконнике, смотря, как небо из дневного превращается в сине-чёрное, полное звёзд, лежащий на его далёком для нас дне, тихо думать о прозрачном, чистом воздухе и не вспоминать о том, что в этом мире есть ещё что-то, кроме света настольной лампы, горячей воды с заваренными в ней тёмными листьями чая, холодного окна и скоро осыплющегося инеем Нового Года с его сказками и волшебством…
И да, мне стало страшно не хватать волшебства… С каких пор?

@музыка: дуновение холода

@настроение: трещины

@темы: Солнечные бури

URL
03:53 

С каплей Солнца в глазах.



Возвращаюсь к жизни. Прошу прощения, что меня так долго нигде не было.
Со дня на день дорисую сов с фотографий и набросаю контур собственной (контур показывать не буду, красить буду долго, т.к. хочу попробовать прорисовать фон).
Сегодня же (если не сегодня - стукните меня книжкой) доделываю штучку, которую хотела доделать месяц назад, и отправляю, наконец, камушковую посылку!
И вообще, хватит уже плыть по солнечному ветру, пора отправляться в путь...

@темы: Нашёптывания, Протуберанцы, Солнечные бури

11:51 

С каплей Солнца в глазах.



Второй (первый ещё не закончен) рисунок в наброснике. Карандаш и гелевая ручка.

Не могу гарантировать абсолютного сходства с оригиналом: во сне я видела его лишь мельком. Имени его не знаю.

Сон был о том, как какие-то существа, проводя странные эксперименты, напускали волшебный, одурманивающий туман, вдохнув который, человек становился будто заворожённым: он забывал себя, представлял себя другим существом — глупым и обессмысленным — и послушно шёл на зов Напускателей ядовитого Тумана. Они же, получив нового сомнамбулу, добравшегося к ним, использовали его в своих целях, наполняя его опустевшую голову нужными им мыслями и смыслами, после чего тот беспрекословно выполнял их указания и продолжал начатое ими рассеивание Тумана.
Помимо туманящего колдовства Напускатели изобретали «приспособления» — маленькие предметы, то ли шарики, то ли ещё что-то, я не помню, — которые искажали облик похищенных, превращая их в неведомых существ, ведь Напускателям было недостаточно искажать бедняг внутри, им по душе было ломать их целиком.
Конечно, помимо Напускателей была и другая сторона истории — небольшая кучка смельчаков, один из которых, достаточно старый, немного разбирался в творимом Напускателями тумане, понимал его природу и, следя за движением тумана, вместе со своими сторонниками, помогал людям, оказавшимся в опасной близости с колдовством, перебраться в другое место. Пробовали они и отыскивать Затуманенных, убрёдших неизвестно куда. Но их было сложно отыскать: часто они шли прямиком сквозь туман, куда никто не мог входить, кроме Напускателей и изменённых, не будучи опустошённым.
Поэтому, после того, как противники тумана однажды удачно пробрались в «логово» колдователей и выкрали несколько искажающих шариков, один из тех, кто разыскивал отуманенных, вызвался исказить себя, чтобы лучше искать потерянных, чтобы можно было вытаскивать их даже из густого тумана, чтобы как можно меньшее число из них попадало к Напускателям.
Превратившись в существо, в некую химеру, он скрылся ото всех, лишь старик знал о нём и видел его, когда тот приносил найденных, засыпавших у него на руках по дороге в безопасное место, где их лечили и приводили в себя.
Он дичился и пугался своей внешности, прятался, летал незаметно, чтобы никто не успел разглядеть его – то в клубах тумана, то в высоких облаках, то тёмной, непроглядной ночью.

На меня тоже напал туман, и я убрела куда-то далеко, добралась до какого-то болота и всё время шла по туману, откуда меня никто не мог вытащить, кроме этого крылатого создания. Были уже сумерки, и он опустился в туман — тихо и осторожно, будто тёмное облако, подхватил меня и унёс прочь оттуда — к дому старика, у которого было противоядие от тумана.
Когда я очнулась, он ещё не улетел, а стоял рядом — с длинной шеей, телом, покрытым густыми, мягкими и пушистыми перьями, с большими косматыми крыльями и длинным хвостом. Лапы его напомнили мне лапы восточных драконов, и всё, что осталось в нём из внешности человека — это лицо, грустное, печальное, одинокое. И от всего этого существа, то ли кремового, то ли нетёмного коричневого оперения, веяло теплом, лаской и добротой. В следующее мгновение он взмыл в воздух и пропал из виду…

Доброе существо, пусть выглядящее иначе, чем мы. Люди — страшные создания, которые считают всё, столь инаковыглядящее, уродством, мерзостью и несомненным злом… За сегодняшний день из всех, кто видел набросок только один человек назвал его «красивым, изящным, грациозным» и сказал, что он ему «понравился», от остальных сыпались весьма нелестные отзывы.
Что ж, он не зря прятался. Не зря не потому, что он не красив, а потому, что очень многие ещё не научились разглядеть подобную светлую красоту.

@темы: Солнечные бури, Созвездия, Строки летящих комет, Сны Кьюлихурра

16:25 

lock Доступ к записи ограничен

С каплей Солнца в глазах.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
08:41 

С каплей Солнца в глазах.



Как же это всё-таки больно, когда они говорят так...

@темы: Протуберанцы, Солнечные бури

URL

Белый Маяк

главная