Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:08 

Си Луэтта
С каплей Солнца в глазах.



Начав однажды рисовать и обосновавшись впоследствии в этом "экранном" мире, я подумала, что поселить здесь и рисунки, которые я время от времени опускаю карандашными штрихами на бумагу, будет совсем неплохо. В надежде, что кому-то подарят они немного тепла, заставят в чём-то улыбнуться, оставят в душе хорошее настроение и, может, даже какое-то мимолётное воспоминание, в надежде, что они станут для кого-то каплей света, хоть немного подбадривающей в холод и непогоду и поддерживающей тепло в моменты, когда вокруг вдоволь Солнца, я стала пытаться создавать свой сайт, который переменил множество адресов, не раз сбрасывал прежнюю "шкурку", предпочтя более опрятный узор, и пробралась на форумы и в дневники.
Те, кто видел мои скромные картинки, и правда улыбались - их улыбки и тёплые слова стали для меня утешением, уверив, что эта затея моя не безнадёжна, и я правда могу создавать капли света и дарить их другим... Но тогда я не могла и подумать, что свет - это не только благо. Свет может и ослепить, и обжечь, и затмить. И теперь, столкнувшись с этим, я в смятении. Я не знаю, как мне поступить. Закрыть напрочь дверь в мир моих сказок, чтобы предотвратить любые подобные случаи, или оставить, на свой страх и риск, всё так, как есть??.. Но даже если я перекрою все дороги, мой свет уже оказался губителен, и я не смогу излечить "подаренный" ожог.
Более того, этот ожог начинает становиться и моей болью. Холодный и твёрдый, мой берег, будучи полностью удовлетворён тем теплом и уютом, который уже есть на нём, будучи полон ими в самой идеальной пропорции, не приемлет нежданного тепла, начавшего струиться из совершенно неожиданного места...
Это выпало на завершение расколотого года - года, на протяжении которого в моём море, обычно успокоенном льдами, бушевали тяжёлые и болезнетворные бури, в течение которых мой остров то и дело готов был пойти на дно или уцепиться почти за любую "соломинку". Но пора бурь прошла - Новый Цикл начался уже несколько месяцев назад. Волны спали и утихли, покрывшись вновь зимним спокойствием и умиротворением, а на острове, на высоких и изрезанных горных склонах, покрытых красивыми, сверкающими ледяными шапками, проросла сильная зелёная трава. Остров поднялся из воды, чайки острыми крыльями разрезали небо над его фиордами, оглашая криками скалы и долины... И чистый горный воздух наполнил всё кругом - тот воздух, единственно который я могу вдыхать полной грудью.
Год боли и ужаса пришёл к своему завершению и дал мне свои плоди, оказавшиеся, на удивление, не смертоносными. Буря улеглась, позволив мне с высоты моих гор по-новому взглянуть на мир, который я столь долго не видела и который так долго отчуждала и ненавидела. Да, мой мир холоден. Да, он неприступен - остр, колок, соткан из скал и льда. Но это мой мир, такой, каким он вырос: полный непокорства, внутренних буйных ветров, резких очертаний, порой грубых и опасных перевалов, густых и непроходимых лесов с мощными и крепкими деревьями, безгранных, продуваемых северными ветрами равнин, качающих высокими терпко-зелёными травами, полный коварных болот, в которых можно найти блуждающий огонёк, и резких, внезапных криков чаек. Да, я холодная, порой острая, порой излишне гордая, порой грубая и каменная, я упряма и не осторожна в словах, я полна неприступных, похожих на лезвия скал и опасных рифов, на которые можно наткнуться и больно повредить своё сердце. Но это я - и я себя устраиваю и не собираюсь переделывать свой своенравный, омываемый северными морями остров, на котором, несмотря на неблагоприятный климат я всегда найду место для тех, кого я люблю всем своим дыханием. И, увы, он всегда будет лишь необитаемой, унылой скалой для других, кого я не желаю впускать ни в одну гавань, ни в одну бухту, ни на один из берегов.
Но свет, отражаемый от Солнца моими ледяными пиками, на горе и ужас, кажется, сыграл роль маяка для чужого корабля... Корабля, полного лета, желающего растопить мой снег, мой лёд, мою зиму, взбудоражить моё море - всё то, что является неотъемлемой частью меня и с чем я не хочу расставаться. Ни за что. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.
И, предчувствуя слишком тёплый для меня воздух, я не таю, я чувствую боль, подобную следу чьего-то шага на промоченном дождём песке, и от каждого удара тёплого ветра становлюсь всё твёрже и холоднее, заполняя снегами и небо, и землю. И, в смятении, в боли я не знаю, какой шаг мне предпринять - овеять ли мой остров непроглядным туманом, отчуждая даже скитальца-странника, заплывшего сюда на несколько дней, чтобы запастись толикой уюта и отправится дальше своим морем, или остро и грозно ощерить горные хребты, чтобы попытаться выстоять неожиданный приход чуждого сезона, не изменяя себе и моим ледяным обитателям, попытаться быть столь же сильной и смелой, как этот непокорный и вольный мир, продолжая холодными пиками впиваться в небо, оставив остров, чьи шхеры омывают зелёные ледяные волны, гордо вонзаться в горизонт и быть кратковременным приютом для плывущих мимо скитальцев?
И, если я оставлю себя на этом судоходном пути, не разрушит ли боль мой остров страшным землетрясением, трещины которого, кажется, уже тревожат земную кору, и не приманит ли на смертоносные рифы обманчивый свет других доверчивых путников, отчего-то решивших, что этот маяк подарит им вечный дом, коего здесь нет?
Кажется, только окрепнув, я готова разрушиться вновь... Но если тогда во мне роились сомнения, и я боялась опереться даже на близкого друга, то теперь эти страхи и сомнения сгинули, и я, как когда-то прежде, верю себе и верю этим пяти парам крепких рук, которые всегда помогут мне встать, если вдруг я споткнусь, и о которые я всегда смогу опереться, если во мне вновь зародятся сомнения. Где-то внутри себя я понимаю, что не смотря на то, что мне больно, больно за другой мир, и мой собственный от этого трещит по швам, я не имею права разрушаться теперь, когда многочисленными усилиями - моими и моих друзей, он оказался вновь построенным. Я обязана твёрдо сделать ещё один шаг, не прогибаясь, как я всегда это делала, я должна, должна себе и одному сердцу, прошедшему со мной почти всю мою жизнь через горе, через тьму и через веру, я обязана идти, не опуская глаза, смотря вперёд, идти, даже если в лицо будет дуть тяжёлый и сильный ветер. На этот раз я должна бороться, что бы ни стало моим противником, бороться и победить, не опускаясь на колени.
Мой мир вырос, мой мир завершён. И я должна сохранить его. Хотя бы потому, что новое разрушение может оказаться губительным.

@темы: Нашёптывания, Протуберанцы, Солнечные бури, Солнечный ветер

URL
Комментарии
2013-04-19 в 16:36 

А небо было синим тысячи лет. Никто не замечает небо, и лишь иногда вспоминают о нём опасаясь его урагана. Никто не видит его прекрасной, мягкой и бесконечно глубокой синевы..
Кто-то грозит кулаком а кто-то посылает ему проклятья. Но небо настолько огромно, что в нём тонут даже ледяные и острые скалы. И самые тёмные заводы в стремлении отравить ничтожны по сравнению с любовью ко всему, чего оно прикасается. В ответ оно лишь улыбнётся и прошепчет "проснись".
Прислушайся к шелесту лествы тополей, дай лёгкому прохладному ветерку унести твои мысли прочь... и на мгновение ты станешь небом.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Белый Маяк

главная