Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:08 

Си Луэтта
С каплей Солнца в глазах.

... всей душой я начну вот-вот
верить в необходимость зла,
в то, что тёмной моей стороне
благодарна я быть должна:
вместе с нею ещё сильней
моя светлая сторона... Flёur


Кажется, с тех пор мой любимый день четверг – день, когда во мне всё поднималось к жизни, начинало дышать заново, готовое работать, творить и идти вперёд, рассыпая во все стороны свет и счастье, - проклят. Раньше моя неделя начиналась с этого дня. Я ждала его и, по-настоящему просыпаясь в этот день, я полностью отдавалась жизни. А тогда мой Первый День пошёл крахом. Лучи Солнца, которыми я напитывалась, разлетелись вдребезги, словно стекло, напоенный свежестью жизни воздух стал душным и гадким, еле проходящим в лёгкие, а приподнятое чувство счастья было раздавлено тяжёлым и твёрдым валуном. И теперь каждый четверг, «родившись» утром с готовыми видеть чудо глазами, я «умираю» от очередного меткого удара в спину, в сердце, с новым камнем в груди, в темноте и без воздуха, раз за разом, как по закону. У моей недели больше нет Начала. А там, где нет Начала – нет ничего более.
Я умею терпеть и ждать, достаточно долго, и у меня были время и условия, чтобы научиться этому с разных сторон. Но я – не бездонная пропасть, и камень, однажды брошенный в ущелье, рано или поздно достигнет его конца. Один или несколько мелких камней могут остаться незамеченными и прощёнными. И совершенно иное дело, когда вместо этих сравнительно лёгких осколков горной породы, в твоё ущелье терпения начинают сваливать тонны булыжников, более того, совершенно не учитывая стоящие перед глазами указатели и знаки, где определённо и ясно написано: нельзя. Почему? Потому что нет ничего хорошего в бросании камней куда попало. И потому что, если пораскинуть мозгами, несложно догадаться, что на тёмном, сыром и холодном дне глубокого ущелья, куда не проникает Солнце, навряд ли живёт что-то ласковое, доброе и пушистое, которое проглотит любое послание и останется сидеть у себя в норе тихо и беспрекословно.
Всю свою жизнь я искренне надеялась, что жители моего дна не проснутся никогда. Казалось бы, нет в мире причин для их пробуждения, ведь у меня в саду, нежась на свету, произрастают приятные травы прощения, сочувствия, понимания, а донные звери боятся их, как огня. Но не тут-то было. Именно сочувствие и попытка быть понимающим, добрым и прощающим человеком привели меня к уничтожению моего сада, и когда в нём практически ничего не осталось, лишь пожухлая трава, в которой нет никакой сути, проснулось то, что долго спало в пещере на холодном дне. Оно выбралось наружу. Не для того, чтобы доломать, а для того, чтобы закрыть собой жалкие остатние семена сада.
Я не знаю, прорастут они вновь или нет, и как скоро это может случиться. Но теперь на камни в лицо я больше не отвечу терпением и пониманием, их нет. Каждый новый удар вызывает другое чувство – ненависть. Жгучую, больную, обоюдоострую. Пока мне хватает сил держать её, не давая ей нацелиться на конкретное, и она просто переводится в боль. Но, кажется, она со дня на день сорвётся с цепи. И иногда я задумываюсь – не стоит ли позволить ей это сделать. Один раз оскалить в ответ зубы. Быть может, сделай я это раньше, мой Четверг всё ещё был бы жив.
….
Поговорить со Сказочником? В самые болезненные моменты, пожалуй, я была бы рада такой возможности. Но нет. От того, что я взвалю на него свои мысли, лучше не станет никому. Да, он обязательно выслушает, поймёт и попробует развеять тьму, но теперь я не считаю себя в праве поступать так. По крайней мере до тех пор, пока я не удостоверюсь точно, что умею отвечать ему тем же.

@темы: Нашёптывания, Затмение, Серебряная Пыль

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Белый Маяк

главная